До празднования 300-летия образования Кузбасса осталось:

Начиная с первых дней Великой Отечественной войны, когда большая часть мужского населения покинула свои дома и вступила в ряды Советской Армии, единственной ниточкой, дающей возможность получить хоть какую-нибудь весточку из дома, стала почтовая связь.

Правительство прекрасно понимало, что для поддержания эмоционального духа бойцов на должном уровне необходимо обеспечить бесперебойную работу почты. По рассказам очевидцев, вовремя доставленное из дома письмо было для солдат Советской Армии гораздо важнее, нежели полевая кухня и прочие скромные блага фронтовой жизни. А тысячи женщин по всей стране часами караулили почтальонов в надежде на то, что они, наконец, принесут им известия от их мужей, сыновей и братьев.

Уже в первые дни войны Сталин вызвал наркома связи СССР И.Т. Пересыпкина для доклада о разработанных срочных мерах по переводу государственной связи на военное положение. А для этого была необходима радикальная перестройка всех имеющихся средств связи, в том числе и почты. В годы войны связисты под руководством Ивана Терентьевича Пересыпкина с честью решили множество сложнейших задач. Будучи энергичным и волевым человеком новый тридцатидевятилетний начальник связи был к тому же умелым и грамотным организатором. Именно он предложил, вопреки принятым нормам, призывать в действующую армию гражданских специалистов, которым было поручено в срочном порядке наладить неудовлетворительную работу военно-почтовой службы.
Изменения были связаны в первую очередь с тем, что при доставке писем на фронт не существовало привычного для почтальона конкретного почтового адреса с указанием улицы и дома. Необходимо было выработать совершенно новые принципы работы почты, которые бы позволили быстро и безошибочно доставлять корреспонденцию в военные части, местоположение которых постоянно изменялось.

В первые же недели войны почтовые работники столкнулись с банальной проблемой нехваткой конвертов. Именно тогда и появились письма-треугольники, народные письма, когда лист с письмом просто складывали в несколько раз, а на верхней стороне писали адрес получателя. Эти знаменитые символы надежды и прочной связи фронта с тылом часто упоминались авторами произведений о Великой Отечественной войне. Письмо-треугольник представляло собой лист бумаги прямоугольной формы, загнутый сначала справа налево, а потом слева направо. Оставшаяся полоска бумаги вставлялась внутрь. Марка не требовалась, письмо не заклеивалось, так как все знали о том, что его будет читать цензура. На наружной стороне писался адрес назначения и обратный, а также оставлялось чистое место для отметок почтовых работников. Поскольку тетради были на вес золота, послание писалось мельчайшим почерком, заполнялось все пригодное пространство. Подобные письма-треугольники складывали даже маленькие дети, которые сооружали послание папке из обычного куска газеты. Если адресат к моменту доставки письма уже погиб, то на треугольнике делали запись о гибели, перечеркивали адрес назначения и возвращали обратно. Зачастую такой треугольник заменял «похоронку». В редких случаях, когда адресат числился без вести пропавшим или был расстрелян за трусость, письмо уничтожали. Если солдат был переведен в другую часть, попал в лазарет или госпиталь, то на месте для пометок ставили новый адрес. Некоторые такие переадресованные письма исчезали на долгое время, находя адресата уже через годы после войны. Вся почта тщательно проверялась, цензура была тотальной, число цензоров увеличилось вдвое, а на каждую армию приходилось не менее десяти политконтролёров. Проверяющих интересовали не только содержащиеся в письмах данные о дислокации частей и их номерах, именах командиров и численности потерь, но и эмоциональный настрой бойцов действующей армии.

Интересно также и то, что в военные годы письма на фронт доходили порой быстрее, чем в наши дни. Это объяснялось тем, что нарком связи добился исключительных условий для доставки армейской почты. Как бы плотно ни была закружена железная дорога, почтовые эшелоны пропускались в первую очередь, а их остановки считались недопустимыми. Кроме того, почта перевозилась с помощью всех имеющихся видов транспорта в зависимости от условий местности – в специальных почтовых вагонах, на кораблях, почтовых самолетах, автомобилях и даже на мотоциклах. Использование почтового транспорта для каких-либо прочих нужд было строго-настрого запрещено. Наравне с боевым обеспечением армии военным почтовым грузам был отдан приоритетный характер.

В ряде районов для доставки почты использовались почтовые голуби, которые беспрепятственно переносили секретные сообщения через линию фронта в тех местах, где самолет никогда бы не смог пролететь незамеченным. Немецкие снайперы даже пытались отстреливать несчастных птиц, для их уничтожения выпускались группы специальных ястребов, но большей части почтовых голубей, все же, удавалось успешно доставить информацию к месту назначения. Для уменьшения возможности обнаружения советскими учеными была выведена особая порода почтовых голубей, способных летать в ночное время суток.

Основное количество почтальонов или экспедиторов, как их тогда официально называли, составляли мужчины. Это было неслучайно, поскольку общий вес груза, который им приходилось переносить, состоял помимо привычного обмундирования из множества писем и газет и почти равнялся весу пулемета. Однако тяжесть заветной сумки почтальона измерялась не килограммами писем, а человеческими эмоциями и трагедиями, которые приходили вместе с ними. Появления почтальона в каждом доме одновременно и ждали, и боялись, ведь вести могли быть не только хорошими, но и трагическими. Письма в тылу становились практически вестниками судьбы, каждое из них содержало в себе ответ на самый главный вопрос – жив ли тот, кого ждут и любят? Такое положение накладывало на несущего новости особую ответственность, каждому почтальону ежедневно приходилось переживать и радость, и горе вместе со своими адресатами.

Интересным явлением, получившим распространение среди советских солдат, стали «письмовники». Далеко не все военнослужащие могли грамотно и красиво написать письмо своей любимой девушке или матери. Тогда они обращались за помощью к более подготовленным и образованным товарищам. В каждой части имелись признанные и уважаемые всеми специалисты, у которых можно было взять образец письма или попросить надиктовать его текст вживую.

Советская военная почта к концу 1941-го года уже работала как четко отлаженный механизм. Ежемесячно на фронт доставлялось до семидесяти миллионов писем. Сотрудники почтовых сортировочных пунктов трудились круглосуточно, чтобы не допустить перебоев и задержек. Однако они иногда все же случались, если военная часть отступала или попадала в окружение. Бывало и так, что письма гибли вместе с почтовыми эшелонами или безвестно пропадали в сумке убитого при их доставке почтальона. Но в большинстве случаев прилагались все силы к тому, чтобы каждое письмо как можно быстрее дошло до своего адресата.

По мере продвижения советских войск на запад в каждом отвоеванном районе необходимо было восстанавливать почтовую связь. Благо за годы войны механизм был отработан до совершенства, а главное имелись специалисты по связи высокого класса. После того как 1 декабря 1944-го года Красная Армия пересекла границу СССР и война уже близилась к своему завершению, Госкомитет обороны принял специальное постановление, согласно которому всем военнослужащим действующей армии разрешалось один раз в месяц отправить посылку установленного веса домой. Всего за четыре месяца 1945-го года почта смогла доставить в тыл страны десять миллионов посылок, для перевозки которых потребовалось более десяти тысяч двухосных почтовых вагонов.

После того как 8 мая в 22.43 по европейскому времени Германией был подписан акт о капитуляции, почте предстояло выдержать еще один последний «бой». Цунами из поздравительных писем и открыток буквально захлестнуло все почтовые отделения нашей страны. Люди спешили поделиться своей радостью со всем миром. Справиться с таким мощным потоком подчас было просто невозможно, и горы неразобранных писем скапливались на почтовых станциях, доходя до адресатов с большим опозданием. Однако, по мере того как жизнь постепенно начала возвращаться в мирное русло и появились уже новые послевоенные заботы и проблемы, почтальоны перестали быть объектами всеобщего внимания, а при их появлении люди не замолкали в ожидании неизвестности.

Использованы материалы интернет-журнала «Военное обозрение»

Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт